Тёмный дворецкий: Shinigami's Story

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тёмный дворецкий: Shinigami's Story » Flashback » "Защитить любой ценой"


"Защитить любой ценой"

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Ciel Phantomhive, Sebastian Michaelis, Liliya Grasfel
Время, место действия: Улицы Лондона, поздний вечер, сумерки опускаются на город.
Рейтинг: G
Описание:
Юный граф Фантомхайв и его дворецкий возвращались к своей карете, расследуя дело о краже драгоценностей из Королевского замка. День выдался тяжелый, и граф, совсем обессилев, упал и рукой напоролся на острый камень, валяющийся в пыли городской дороги. Брызнула кровь, и пока дворецкий помогал графу подняться и привести себя в нормальный вид, на запах души Сиэля пришла неизвестная демонесса, желающая забрать столь желанный для других демонов плод...

0

2

Лишь безмолвный стук сердца в груди и ни к чему не приведшие улики, оставленные преступником. Она всегда посылает на задания умельцев, особо опасных и особо умных грабителей, убийц, маньяков. Кто только не попадался в его практике, но Фантомхайв до сих пор не мог разобраться в этом похищении. Никакой слабак не украл бы такую хорошо охраняемую вещь из казны Ее Величества. От этого даже распирало на смех и он откровенно смеялся, получив это письмо. На что надеялся грабитель? И он, видимо, ожидал, что за ним пойдут лучшие силы Англии. А он, немного высокомерный, не любящий проигрывать, градмастер подобных дел, граф Фантомхайв, лучший.
Так почему? Почему именно сейчас грабитель всего лишь смеется над ним, оставляя улики, заводящие в тупики. Он проигрывает? Да никогда! Так задумано, так распланировано, как хорошая стратегия в шахматной партии и это всего лишь вынужденные гамбиты и проверка всех возможных вариантов. Он теряет силы, ведь ничего не известно о том, кем является этот человек. Себастьян улыбается. Он знает? Неважно. Значение имеет лишь то, что Сиэль не имеет возможности блеснуть идеальной дедукцией, обходя умом и сообразительностью героя романа сэра Акулы Пера. А он любил подобные детективы, где гениальный человек раскрывает совершенно не раскрываемые дела. Забавляло на вечер, на два, после надоедало и шло в камин, откинутое в отвращении к затертым строкам.
И эта ситуация, как затертая до дыр повесть о том, что делает преступник, чтобы замести следы: указывает на сомнительные субъекты, которые отводят внимание, уходит в парадную дверь, нежели быть предсказуемым и выскочить в запасный. Он ждал его... ждал в парадной двери и не ходил на те зацепки, которые ему казались подставными. Что ж, глупец и правда смог на пару ходов отвлечь ищейку Королевы от цепкого запаха преступления.
И еще эта осень - она совершенно отвратительный, но в тоже время любимый сезон в году. Дождливый Лондон дождливее в сотни раз, а юный граф так любил стучание крупных капель о стекло, наблюдать как одна капля за другой растворяется в оконной раме, проделав длинный путь по стеклу внизу. Он любил, когда гроза пробирала до кончиков пальцев и в тоже время боялся, до ужаса боялся этого, словно темноты. Но обычно в грозу Себастьян разжигал камин, усаживал его в кресло и они начинали беседу ни о чем, когда граф потягивал горячий чай из тонкого дорогого сервиза. Такие грозы он любил.
А теперь только ветер бил в лицо и грязь, словно машинально, поднималась с земли, при каждом шаге прилипала на низы длинных темных сапог и юбчитого сюртука, который совершенно не согревал в такое время.
Красивая одежда благородного рода не спасала от природы, какой бы красивой она не была и Фантомхайв изображал гримасу отвращения ко всему, что видел.
Он надеялся, что в эта погода и настроение оправдают себя, но граф снова напоролся на ошибку. Это был предел всего, что он в себе держал. Пошел уже пятый день расследования.
Высокомерная выскочка! - думал он, держа розоватый платок в руке, облаченной в темную перчатку. Графа не смущало, что на весомую улику, которая была найдена только что, падали мелкие капли дождя и попадала грязь.
Но приходилось изображать непосредственность. Он спокоен, все идет по плану. Какому плану?...
- Розовый. - Он откинул брезгливо платок, едва заметно на лице показались, хорошо спрятанные, эмоции. Мальчик поднял васильковый, лишенный всякого энтузиазма, глаз, выражая там все, что чувствовал, но главное, что он хотел донести дворецкому было безмолвное: "молчи, я не ошибаюсь".
Он не ошибается. Он знает, что делает, что делать, анализирует, что было сделано. Град мастер никогда не проигрывает дешевые партии.
- Вышивка, цвет, волокно, текстура... - Причитал ненавистно Сиэль, понимая, как сейчас нервы просят разрядки.
Кричи Сиэль, ведь ты сдаешь позиции! Кричи, потому, что у тебя ничего не получается. А преступник будет смеяться. Нет. Сиэль молчит, потому что... хотя бы потому что Себастьян выглядит каким-то уж непринужденным.
- Играет со мной. - Да, Фантомхайв понимал, что возможно в порыве этих противоречивых чувств, что заполняли его и не могли перепрыгнуть барьер стойкости молодой души, он мог не заметить чего-то весьма интересного... и не заметил этого однажды. И это снова бросало его в дрожь. Напасть, состоящая из нелогичных ошибок отлично дедуктивного и безошибочного пса Королевы.
Он шагал быстро, будто хотел обогнать Себастьяна, показав ему свой решительный затылок. Именно затылок, потому что само лицо вряд ли показывает, завсегдатую высокомерную решительность. Вздерни подбородок повыше и опусти затылок в гордой самоуверенности.
Но не получилось. Кажется, что Бог, от которого Фантомхайв недавно отвернулся просто сегодня на него гневается... и этот гнев достиг пика. Ужасная погода, дождь, не дающий смотреть и осматриваться, грязь под ногами, смердящий запах грозы. и эта неудачи, преследующие его по пятам, одна за другой, словно проклятие... Но нельзя проклясть проклятого. Это всего лишь совпадение и меланхолия, которую он позволил себе прежде чем пришло письмо с заданием.
- С-себас!! - Едва вскрикнул Сиэль, когда почувствовал, что его и ноги собственные не держат. Единственное имя, которое он мог выговорить, прежде чем упасть в грязь лицом.
Это было буквально. Отвратительно, низко, бесподобно унизительно... Что-то поднималось изнутри, крик ненависти, смешанный со злобой. Кажется внутреннее спокойствие сказало ему "хватит, тебе нужно отдохнуть", но Сиэль не знал, что такое отдых. Еще один шанс размять кости перед поиском врагов своей семьи.
А руки при полете шли машинально вперед. Он не почувствовал, скорее увидел, что кровь смешалась с грязью, образуя ... какую-то особенную красоту в этой помойной картине лежащего в грязи графа и разобранной в кровь рукой. Ненавижу этот день... ненавижу это дело... что за чертовщина творится...? - подобные мысли проносились в маленькой головке юного дворянина, когда он, растерянный, утерявший в глазах всякую надежду, лишь злоба виднелась там, рассматривал раненную руку. Большой разрез камня, немного напора и эта злополучная шутка природы прошла бы насквозь маленькой ладошки.
Он поднял глаза на Себастьяна. Прикажи ему убить камень... супер. Что еще за бред. Лучше бы преступник ранил его ножом.
- Чего ты стоишь как столб фонарный? - В мгновение в графе поменялось все. Растерянность сменилась на яркую злобу, блеснувшую в голубом глазу. Если бы он был демоном глаза загорелись бы неистовым огнем. - Идиот, я по уши в грязи!! - В этой маленькой фразе было намного больше смысла, чем казалось на самом деле. Грязь проваленного дела, грязь настроения и утерянного оптимизма и высокомерия, физически он только что подтвердил свое моральное состояние.
Прекрасно. Бог играет с ним. Он точно знал. Играет природа, словно на скрипке, что пищит над ухом, эта ситуация... кажется, что сама Королева пошутила над ним, а драгоценности все еще в государственной казне. Он хотел, чтобы это было хотя бы так, чем чувствовать кисловато горький привкус, попавшей на губы, грязи, которую он успел захлебнуть в художественно изящном полете лицом к земле. Неважно как красиво ты упал. Ты упал, ты поел грязи.

+4

3

Лондонский дождь - довольно мерзкое зрелище, особенно в той части Лондона, где царит бедность и разруха. Тот человек, которого непогода застигла в таком месте, определенно согласится со мной: лицезреть осунувшиеся физиономии бедняков, уныло созерцающих природную аномалию у окна, разбитые стекла в разлагающихся на щепки рамах, паутину у входных дверей, худых бездомных собак с ободранной шкурой, хромающих в какой-нибудь подвал, где наверняка притаилось оголодавшее существо, недостойное уже звания "человек"...  Определенно, не самое приятное зрелище. Особенно после бездарно прожитого дня, когда раздражение, витающее где-то между грязных слез неба, буквально можно потрогать руками. Да, этот день, несомненно, вошел бы в рейтинг самых худших... В воздухе ощутимо пахло гнилью.
Казалось бы, ну что тут такого? Всего лишь самое заурядное дело о краже, и, уж конечно, самая обыкновенная для Туманного Альбиона погода, но, тем не менее, атмосфера, царившая вокруг, была схожа с натянутой до предела струной гитары, вот-вот готовой лопнуть с отвратительно-вопросительным звуком.
Преступник умело путал свои следы, королевские драгоценности всплывали то в одной, то в другой части города. Поначалу, услышав об этом преступлении, Михаэлис подумал, что вор - просто непроходимый глупец, идиот. Когда Королева посылает на поиски своего Цепного Пса и ищеек из Скотланд Ярда (пусть и больше мешающих, чем действительно исполняющих свою работу), любое преступление неизбежно становится раскрытым. Другое дело, когда с уликами и обстоятельствами происшествия позволили познакомиться подробней... Самоуверенность не испарилась, нет, изменились лишь примерные сроки раскрытия дела, а оно непременно будет раскрыто. Каждая крыса, рано или поздно, попадет в ловушку, покусившись на запретное лакомство...
Такова природа крыс.
Себастьян усмехнулся, хотя в этой ситуации это было немного неуместно. Все-таки атмосфера не располагала к сарказму, но ядовитая улыбка так и норовила выползти наружу. В безупречном мозгу демона уже образовался отличный план, и дворецкий бы тут же намекнул на разгадку своему господину, попроси тот совета. Но безмолвный приказ молчать, отданный графом, лишь только посмотревшим на своего слугу, был понят мгновенно, и Михаэлис лишь едва заметно кивнул, больше даже своим мыслям, нежели господину, похоже уже полностью погрузившемуся в мысли об зацепках, оставленных воришкой.
Сейчас он следовал за мальчиком, словно тень, и имел возможность видеть лишь гордый затылок Сиэля, хотя его эмоции различал так же ясно, как если бы смотрел в глаза. Невидимая, но ощутимая нить контракта, тонкая, но прочная, как канат, связывала демона и хозяина, и если бы Себастьян обострил органы чувств, то мог бы почувствовать, как нить эта пульсирует, передавая информацию о состоянии юного Фантомхайва. Где бы ни находился, куда бы ни пошел мальчик, дворецкий всегда бы смог распознать его местонахождение. Это было своего рода страховкой для каждого существа из Ада, заключившего договор с человеком, чтобы смертный, желая обмануть своего личного дьявола, не смог скрыться. В случае же с графом, это вылилось в неожиданный бонус: Сиэль часто попадал в различные переделки, так что Михаэлис, благодаря этой связи, смог бы найти мальчика в нужное время в нужном месте, даже если тот находился на другом конце света.
Дождь усиливался, и как назло, под рукой не было ничего, чем можно было оградить молодого господина от осенней непогоды. О зонте приходилось только мечтать, и слуга был доволен, что граф идет быстрой походкой, ведь до экипажа оставалось всего-то около пары сотен метров... Одежда потихоньку начинала промокать, а волосы отяжелели от влаги и липли к лицу, мешая четко видеть мир. Но дворецкий был просто ангельски спокоен, с интересом наблюдая за цепочкой размышлений юного графа. Похоже, его сильно озадачивала нелогичность преступника, правда к чести последнего, отлично продуманная нелогичность. Определенно можно было сказать одно: вор на один шаг опережает их... Но ведь это только начало расследования, как говорится: "еще не вечер".
И как-то за такими мыслями, демон и не заметил, как мальчик упал. Услышав свое имя и не обнаружив перед собой уже привычный затылок, демон поначалу немного удивился, но лишь на сотую долю секунды. "Господин..?" Опустив взгляд, Михаэлис увидел графа, лежавшего тут же, в пыли дороги, которую дождь превратил в отвратительно-коричневую мутную жижицу.
- Чего ты стоишь как столб фонарный? Идиот, я по уши в грязи!! - струна гитары все же лопнула, и теперь это было весьма и весьма ощутимо. Короткое эхо разнесло голос ребенка по пустынной улице, и тут же умолкло, оставив после себя такое уже привычное ощущение пустоты, и тишину вновь стал нарушать только мерный стук капель дождя по крышам ветхих домов. Дворецкий помог мальчику подняться и достал белоснежный платок. Падая, наследник рода Фантомхайв повредил руку, и рану срочно нужно было обработать.
- Простите за мою неосторожность и невнимательность. - Михаэлис говорил успокаивающим тоном, желая, чтобы его хладнокровность и спокойствие передались аристократу. Он совершенно не привык видеть господина таким, хотя бывали случаи и похуже, когда мальчик, не по годам уравновешенный, позволял себе срываться.
Аккуратно, чтобы не причинить лишней боли, сняв с поврежденной руки уже рваную перчатку, демон осторожно приложил платок к ладони мальчика. Это была всего лишь царапина, но тем не менее, в таком районе города, казалось, даже воздух был отравлен, не говоря уже о придорожной грязи. Вывод напрашивался сам собой: безопасность юного господина была превыше всего.
- Нам немедленно нужно попасть в поместье, чтобы обработать Вашу рану, сэр. - подумав о том, что мальчика уже порядком измотал этот день, скверная погода и травма, демон поднял Сиэля за руки и заспешил в направлении кареты. Где-то далеко послышался звон разбитого стекла.
В воздухе весьма ощутимо пахло гнилью...

+2

4

Темный переулок. Жертва как обычно забилась в угол, ища выход, куда можно сбежать. Охотник подходит к нему, но цель его поисков снова убежала. Охотник ухмыльнулся, ему явно нравилась игра "кошки мышки". Небо уже давно заволокло тучами, отчего все, казалось, погрузилось в легкую тьму. Неба начали падать тяжелые капли дождя. Неудивительно, в этом городе, да и во всей Англии, всегда такая погода. Неизвестно почему жертвой был парень, но ответ был один, чистая душа. Не смотря на то, что он жил в этом районе города. Да, душа просто прекрасна. Охотником оказалась девушка. От дождя её волосы намокли и липли к лицу, одежда тоже намокла. Парень убегал все дальше и дальше, но охотница все стояла, ничего не предпринимая. Она только сняла резинку с руки и завязала хвост на голове. Вот так лучше! Теперь ничто не будет мешать. Демонесса сорвалась с места и быстро нагнала свою жертву. Повалив её на землю, девушка оказалась сверху. Ужас и страх читался в глазах человека, а демонесса только улыбалась хищной улыбкой, её глаза изменились, будто в них горел огонь. Девушка облизнулась, пора ужинать. Как только настал главный момент, демонесса остановилась на пол пути, когда почувствовала запах крови, такой сильный и притягательный, что перебивал другой. Глаза в считанные секунды погасли и стали обычные, красного цвета. Посмотрев на свою жертву, она наклонилась и прошептала.
- Убирайся! - она знала, что пожалеет об этом поступке. Встав на ноги, девушка наблюдала, как юноша убегал в противоположную сторону с криками. - Накрылся мой ужин. Встряхнув волосами, Лилия пошла на этот запах. Путь занял немного время, цель была в соседнем переулке. Девушка остановилась в тени зданий и наблюдала за парочкой, которая оказалась здесь. Мальчик небольших лет, одетый как дворянин, находился на земле, дворецкий, как определила девушка, начал помогать ему. Когда перчатка с руки мальчика была снята, кисть была в крови, которая показывала вкус души. Девушка резко закрыла нос и рот рукой, на щеках появился легкий румянец. Она просто прекрасна! Глаза непроизвольно снова загорелись огнем, демонессу бросило в легкую дрожь. Парочка уже направилась к карете, которая находилась недалеко. Лили быстро рванула за ними и преградила путь прямо перед ними.
- Как мило! Если ты позволишь, я заберу твоего маленького хозяина, - демонесса хищно улыбнулась, она была уверена, что дворецкий бросит мальчишку, но она не подозревала кто он. - Я отлично о нём позабочусь!

0

5

Каждая кровь имеет своеобразный вкус. Будто вкус души или же вкус разных видов чая, кровь каждого человека индивидуальна. Чья-то кровь гнилая, с тошнотным привкусом горечи, чья-то сладкая, обволакивающая, будто горячее молоко. Каждая кровь обособлена и течет в совершенно разных жилах, по разному пульсирует в разных венах и питает отличные друг от друга сердца. Логично сделать вывод о том, что и кровь, что не изменяет свой ход под кожей имеет собственную характеристику отличаясь тонким запахом, который почувствовать может лишь искусный парфюмер, смешав чистую капельку крови с концентратами разных спиртов. Идеальный морфин, сводящий с ума не только противоположные полы. Но, для демонов не нужно ювелирных процедур, чтобы почувствовать тонкий запах, они могут видеть эту невидимую тонкую нить на солнце, они могут слышать эту быструю, скользящую, но особенно дорогую ноту в музыке. И тогда невольно начинаешь задумываться о том, чем отдает твоя кровь на вкус, как пахнет она, соприкасаясь с воздухом? Но, сколько бы ни длились твои попытки понять ценность своей крови, ты никогда не достигнешь желаемого результата, как и никогда не поймешь, чем же отличаются души друг от друга, но это совершенно другая история.
И теперь кровь течет по маленькой ладошке, обволакивая пальцы, просачиваясь в узоры тыльной стороны, вычерчивая линии судьбы и капает с ладони быстрой каплей с того места, где прерывается дорога его жизни. И эта странная картина может заинтересовать кого угодно, как нечто заполняющее тебя выходит из тела, сливаясь с месивом земли и проливного дождя, пропадая в грязи, уходя в землю, смываясь крупными каплями.
Косой ливень бил по телу, вызывая приступы крупных мурашек и нескрываемой дрожи, но в этот момент в васильковом глазу отражался красный свет крови, которую он рассматривал. Это его кровь. Как и у всех она красная, не синяя и не черная, на вкус отдает противным железом, вызывая рвотный рефлекс, на вид ползучая жидкость, теплая, быстро бьющая из раны на руке, высвобождаясь от оков тела. И эти импульсы отдаются в ритме сердца, сильное жжение и воздух проникал в ткани, пытаясь ворваться внутрь и от этого медленно и неизменно становилось больно, но кровь не останавливалась и совершенно ничем не напоминала кровь проклятого человека.
Он падок на болячки, он знает каково это - глотать, подступающую к горлу кровь, захлебываясь ей, через стиснутые зубы звать, чувствуя, как из других ран выходят жизненные силы. Не один человек ни проживет без крови.
Ладонь мальчика машинально тряслась, он не мог ничего сделать, пытаясь не морщиться от открытого пореза, который уже во всю садил жгучей болью. Рану нужно обработать, но сейчас он об этом не задумывается. Без разницы, ведь это все равно что поранить коленку упав с пони, но Себастьян уже подскочил к нему, словно очнулся ото сна.
Да, дворецкий сам не свой, упустил шанс поймать господина на лету, как это обычно бывает и нахально усмехнуться в лицо, показывая, что он все еще то чудовище, которое бережет его, кормит, греет, чтобы однажды отведать приготовленный ужин, что уже томится в духовке на медленном огне. И Сиэль ощущал это как никогда сильнее с каждым днем, медленно покрываясь аппетитной корочкой изысканного, по-истине, королевского блюда.
От этой мысли ему становилось противно, а когда он увидел пальцы демона, накрытые мягким платком, который тут же впитал всю кровь в себя, пропуская через тонкие волокна капли крупнее, Сиэля охватило отвращение и от отдернул руку так, что кисть унывающе заныла.
Не подходи ближе! - Пронеслось у него в голове. Юный граф пугал сам себя, как бы банально это ни звучало, внимательно взглянув в глаза демона. Это всего лишь инстинкт самосохранения, ведь как бы вы ни любили своего хищника, живущего рядом с вами, вы будете бояться его клыков, вы не подойдете к нему близко, если зверь голоден и не будете размахивать раненной рукой, видя желание, едва заметно блеснувшее в глубинах бархатистых глазах кровожадного убийцы.
Но ничего выдавить Сиэль не мог, понимая, что по его глазам все было прекрасно видно в эту минуту. И это еще одни грабли на которые напоролся дворянин. Сегодняшний день точно не выдался.
- Я просил тебя не накидываться на меня! - А это, так же совершенно естественный психике, рефлекс самозащиты в минуты осознания своей оплошности, тем более перед человеком, который эту слабость и этот секундный страх видеть не должен. Не потому что тогда не избавиться от его назойливого желания прикоснуться к крови и еще раз вкусить ее аромат, а потому что  сильные личности не делают подобных ошибок и не показывают их осознание на публике, быстрее пытаясь скрыть свое замешательство.
Каким бы выдающимся граф не был, ему предстояло еще многому научиться, хотя бы у Себастьяна, который сохранял непринужденный вид, отчего дворянин снова скалил ровные белоснежные зубы, словно пес на спокойного кота.
- Нам немедленно нужно попасть в поместье, чтобы обработать Вашу рану, сэр. Это стало последней каплей. Психоз накатывал так быстро, что Сиэль заметил с каким грохотом рушатся выстроенные долгими днями стены терпения и высокомерия. Если он сейчас сорвется, ему придется провести еще целый день в одиночестве, осознавая все, что он упустил и главное, что сделал, а сделал он "ничего", лишь допускал оплошности. Один не верный шаг и пешка пала, и пешка за доской противника стоит в расположении своих сверстников, однако они упали в благородных целях жертвах, а вот потеря последней пешки приведет лишь в неизбежному поражению.
Фантомхайв подал здоровую ладонь, облаченную к грязную перчатку, своему дворецкому с наглым видом желая, чтобы его подтянули. Беспомощный? Нет. Высокомерный.
- Я просил тебя, чтобы ты поднял меня из грязи, Себастьян, - ворчал юноша, осматривая свою испорченную одежду. Вообще-то на эти "тряпки" ему было плевать. Он может позволить себе сотню таких вещей, нет, тысячу, но именно сейчас, эта грязь на дорогой ткани раздражала его особенно остро;а не кидаться на помощь какой-то жалкой болячке. - Пытаясь сохранить вид непринужденный, скептичный, безразличный к боли, тупящей движения, тянувшей к земле, отдаваясь весомыми комочками давления на кончиках пальцев, Фантомхайв надевал маску рассерженного хозяина, который нечаянно наступил на грязь и запачкал носок начищенного ботинка.
Но, реплика дворецкого о теплом доме и горячем молоке с маслом, которое тут же всплыло в глубинах еще детского сознания, пришлась так кстати, что граф сам не заметил как улыбается уголками губ, прижимая раненную ладонь к поясу, пытаясь скрыть в дожде и темной одежде кровавые разводы.
Отнюдь, люди ошибаются, думая, что это проявление их духовной силы. Способность принять помощь и признать свою боль, как позыв организма об опасности, прислушаться и позаботиться о себе - вот духовная сила, ровно так же, как способность прощать врагов. 
- Да, ты прав, идем домой, я хочу обдумать... и еще... - мальчик как раз обернулся, в голове что-то резко поменялось. Все в порыве особых чувств делают не простительные вещи, подобные тому что сделал Сиэль - выбросил улику, оставленную как подарок к его надрывным действиям, откровенный жест надменности и усмешка со стороны преступника.
Дворянин усмехнулся, мысли накатывали в сознание как целый шторм и многие из этих мыслей не являлись утешающими в подобной ситуации.
Посмотрим, кто будет смеяться последним. - Подловил он себя и продолжил фразу после быстрой паузы: подними платок, я выронил.
С важным видом и задранным подбородком Сиэль повернулся к долгожданному экипажу, который терпеливо томился под ливнем, кони смирно потаптывались на месте, показывая свое недовольством скудным положением своих интересов (которые, как оказалось, у лошадей тоже есть) лишь ворчливым фырканьем вытянутой морды.
Но путь мальчику преградила какая-то скудная личность, по мнению Фантомхайва. Ему хватило секунды, чтобы оглядеть особь женского пола, которая не была в том виде, в котором Фантомхайв привык видеть дам. Вся промокшая, волосы водорослями небрежно забраны в хвост, так же темные, будто вороное крыло, глаза... а глаза впрочем были уже неважны, она не представляла никакого интереса, только скудного отвращения на лице графа.
Как мило! Если ты позволишь, я заберу твоего маленького хозяина, - он, вот, хотел ее обойти, оставив расправу над особой Себастьяну, но ее внезапно появившийся голос, который был, ну никак ни кстати, ввел мальчика в ступор. В доли секунды юнец пытался понять о чем сейчас она говорила, а главное "о ком?", а потом уже до него доходил общий смысл фразы.
Он что-то замямлил, пытаясь ее перебить тут же, но далее последовала еще более вызывающая и смелая фраза какой-то разбойницы с нищих улиц Лондона:  Я отлично о нём позабочусь!
Фантомхайв в раз забыл о зудящей кисти, сжав ее в кулак, через который тут же заструилась теплая струя крови, пробираясь через крепко сжатые пальцы, он машинально сделал шаг назад всем нутром чувствуя исходящую от девушки опасность.
Такое бывает, словно идет под крышей собственного дома, чувствуя что что-то случится, не доходишь до двери и на тебя падает крупная сосулька. Неожиданно, а ведь при любом позыве интуиции и шестого чувства, нужно отступить.
- Кто... - властно выдавил Фантомхайв, только сейчас позволив себе поднять глаз выше ключицы, на взгляд незнакомки. От этого его забыло в мелкой дрожи и Сиэль попятился назад мелкими, чуть заметными шажками, убирая сжатый кулак за подол сюртука. Это были глаза хищного зверя, который вырвался из клетки.
Сердце стучало в бешенном ритме, а второй голос призывал его звать Себастьяна, но Фантомхайв лишь тяжело сглотнул комок, подступивший в горлу и мотнул головой, повторяя:
- Уйди прочь, я не даю милостыню. - Граф нахмурил тонкие брови, чувствуя как болезненно отдавалась морщинка на переносице в области лба, голова почему-то болела еще сильнее, словно он не рукой упал, но все сказывался активный поиск преступника и эмоциональный спад дворянина.
- Себастьян! - Отозвал Сиэль, смело смотря в глаза голодному хищнику, просто не пропуская в сознание факт того, что это "нечто" в глазах совершенно не человеческого происхождения.
Но смотреть более он на нее не собирался. Даже, если его преследовала идея о том, что это не человек, он не хотел пудрить себе мозг подобной информацией. Если бы это было так, то Себастьян бы заметил...
- Себ... - Он повернулся к дворецкому и наступило сильное чувство страха, разрывающее всю грудную клетку.
Страх, как яд скользил по мышцам, колким антибиотиком ударял по иммунитету, ломая преграды внутреннего барьера и эту волну Сиэль не мог сдержать, как бы сильно не сдерживал наплыв эмоций. Да, эмоции, как вода, их практически невозможно сдержать в плотно сложенных ладонях и капли кипящих чувств отдавались в печати. Весь этот день не удался еще со вчера. Но кто знал, что природа умеет издеваться?

+1


Вы здесь » Тёмный дворецкий: Shinigami's Story » Flashback » "Защитить любой ценой"